Battle Brotherhood US
Facebook Instagram YouTube ВКонтакте Google Twitter Одноклассники LinkedIn Pinterest

первый международный марш ветеранов

"Величайшая роскошь на Земле – это роскошь человеческого общения"

Антуан де-Сент Экзюпери
×
Показать меню
← Главная

Николай Евтух

Дорогие друзья! Предлагаем Вам ознакомиться с историей Николая Евтуха, который был награжден премией «Боевое Братство» 23 февраля 2014 года в Москве.

Проект вручения Премии «Боевое Братство» был запущен и претендует на ежегодное празднование, по задумке организаторов премия должна стать аналогом «Нобелевской Премии Мира» и будет вручаться не только военным или политикам, но и людям мирных профессий: врачам, спасателям, пожарным. Главным критерием отбора претендентов будет являться — выдающийся, благородный, героический поступок, который был оценен или недооценен обществом

История первого кавалера ордена «Боевое братство»

«Определяя первого номинанта ордена, мы решили, Николай, вручить его тебе. Ты — представитель нашего лучшего поколения».

Герой Советского Союза, генерал-полковник Валерий Востротин

«Я на первую чеченскую срочником попал. Отучился здесь в Питере в сержантской артиллерийской «учебке», потом на Кавказ, в поселок Прохладный отправили. Сержанты попали туда командирами боевых машин «Ураган», а у меня был взвод разведки и корректировки. Сколько народу погибло, потому что был такой приказ: не стрелять, не применять оружие. Женщины выходят вперед, загораживают. И мужики дальше делают свое дело. Сколько так народу посжигали»…

 

6uxk-dV3IGQ

 

В свой второй поход он пошел уже офицером питерского отряда специального назначения ГУИН-ФСИН «Тайфун». Помимо навыков, уже приобретенных бойцами, уже отслужившими в морской пехоте, ВДВ и спецподразделениях внутренних войск, в отряде их обучали тактике действий против террористических групп. Учили хорошо. А свое название отряд получил в 1995 году, после боевых действий в Чечне.

Зачем он снова пошел на войну?

«Я воевал, чтобы поддержать молодых, придать им уверенности. Мы-то мужики взрослые, много чего в жизни видели. А они только из-за школьной парты – и в самое пекло. В Дагестане спецназ Минюста хорошо себя зарекомендовал, особенно в горах. Поэтому наш отряд прикрывал пехоту, которая с равнины поднималась вверх. Сначала там идут высоты, до двух тысяч метров, с лесом, а дальше уже скалистые горы. Задача перед нами была поставлена такая – искать на склонах старые-старые тропы, чтобы по ним технику наверх можно было загнать».

Звучит обыденно. Только вот район, где работал «Тайфун», был настоящим осиным гнездом. Здесь, у села Харсеной, 21 февраля 2000 года, в одном бою погибли три группы разведчиков армейского спецназа – двадцать пять человек.

А через две недели, ранним утром 5 марта, несколько тысяч блокированных в районе Аргунского ущелья боевиков приснопамятного Руслана Гелаева просочились в село Комсомольское. Сначала они вели себя тихо. И «Тайфун» работал как обычно.

«Целую неделю перед штурмом мы зачищали село. Утром заходим в него, вечером, как начинает темнеть, выходим».
Но неминуемая развязка была уже совсем близко. Когда, еще днем 5 марта к селу со всех сторон стали стягивать войска, боевики поняли, что отсидеться в темных подвалах до лучших времен им уже не удастся. И, когда утром 6 марта группы «Тайфуна», вместе с другими спецподразделениями МВД снова вошли в село, все пошло совсем по-другому.

«Утром туда поехал с нами на машине парламентер, местный авторитет. Внутренние войска заходили с другой стороны. Переехали мы через речку, стали к домикам подъезжать, типа дачных. И тут по нам открыли шквальный огонь. Парламентер наш сразу куда-то исчез. Мы рассредоточились и заняли позиции. В этот день мы даже до середины села не дошли, только до мечети. Это было совсем не удивительно. Нас в село входило около шестисот человек. А как потом выяснилось, там было более полутора тысяч боевиков. А в ущелье за селом еще около трех тысяч сидело».

В тылу тоже начались серьезные проблемы.

«Стало трудно понимать, где свои, где чужие. Например, отправляем в тыл бэтээр за народом. В нем пулеметчик, водитель и командир. А потом находим бэтээр с мертвым личным составом. Местные жители, старейшины или как их там, дали нам двоих чеченцев для сопровождения. Мы их вперед запускаем, в подвал, как кордон. Если на их голос никто не откликается, то закидываем подвал гранатами».

Такая тактика выглядит жесткой только на первый взгляд. Село, как оказалось, было с «двойным дном».

«Подвалы были построены особым способом, елочкой. Если гранату кидаешь, то первую часть граната берет, а дальше нет. Да, дома были специально оборудованные. Из-за этого большие потери были в нашем отряде из Ижевска, их в упор расстреляли из-под лестницы. В ней была щелочка, через нее с полутора-двух  метров их и расстреляли. Командир группы тогда тоже погиб».

Седьмого марта село обрабатывали авиацией, а «Тайфун» готовился к новым боям. На следующий день отряд снова пошел вперед. Вот рассказ об этом дне заместителя командира «Тайфуна» Героя России Алексея Махотина:

«Мы посчитали свое войско: справа сибиряков сто тридцать человек плюс СОБРы с четырьмя старыми «коробками», у нас семьдесят человек с двумя «коробками». Плюс в 33-й бригаде сто человек с двумя «коробками». Мне еще дали пятнадцать пэпээсников. Но я им велел вообще не стрелять и идти позади нас.

А фронт, по которому мы должны были наступать, был растянут километра на два. На танках боекомплект — семь-восемь снарядов. Были еще машины разминирования УР-70, которые пару раз с жутким грохотом и шумом бросили свои заряды килограммов по четыреста тротила в сторону боевиков.

И тогда мы пошли в атаку.

Сначала наткнулись на чеченку лет восьмидесяти, за огороды ее вытащили, показали, где лагерь для мирных. Она поползла.

А мы в огневой контакт вошли. Погиб младший лейтенант внутренней службы Алексей Ширяев, инструктор отдела специального назначения Управления исполнения наказаний по Псковской области. Опытный парень, в первую чеченскую дважды в командировках был. Погиб геройски. Ему посмертно присвоено звание Героя России.

Продвинулись дальше, до кладбища. Там река расширяется, и соседи в сторону ушли. У нас фланг оголился. Впереди — небольшая высота, фактически — пригорок, но его не обойти. Пригорок этот огорожен был невысоким плетнем из лозы. Полезли двумя группами. У боевиков он был пристрелян, и они с нескольких сторон начали по нам лупить. Из автоматов, подствольников, АГСов, каких-то самодельных минометов.
Ранили пулеметчика Володю Широкова, снайпера Сергея Новикова убили. Коля Евтух плетенку начал рвать, попытался вытащить Володю из-под огня. Тут „духовский“ снайпер бьёт Коле в поясницу: у него перебит позвоночник».

А вот что помнит о последних минутах своего боя сам Николай Евтух:

«Когда я Володю вытащить пытался, он от меня на расстоянии вытянутой руки лежал. Ему и в глаза осколки попали. Я почти в упор видел – голоса его не было слышно уже, а рот двигался. Я попробовал его потянуть на себя – не получилось, тело тяжелое, такое ощущение, как будто кто-то держит. Я плетенку начал рвать, чуть повыше поднялся и как раз получил пулю в спину. Ощущение такое, что разорвало все там, как иголки разлетелись. Я скатился, ног не чувствую, они как студень какой-то стали. Меня подобрали, осмотрели – перебит позвоночник. Вкололи промидол (обезболивающий укол. – Ред.) и на бэтээре отправили в тыл».

Бой продолжается. Бросить тело товарища на поле боя никто не желает. Вспоминает Алексей Махотин:

«Ранили другого нашего снайпера. Раненых мы вытаскиваем, начинаем перевязывать. Олег Губанов пытается Широкова вытащить — опять взрыв, и Олег на меня летит сверху головой вниз. Стреляют со всех сторон. Опять попадание в уже мертвого Широкова — он горит. Нам никак не зацепиться… Забрав троих раненых и одного погибшего отходим метров на пятьдесят. Широков остаётся лежать на высоте… Докладываем о потерях. Генералитет дает всем команду отходить — по селу будет работать авиация»….

Тело пулеметчика Владимира Широкова пытались вынести из-под огня еще десяток раз. «Тимур из нашего отряда погиб, когда пытался его достать. Забрали его только где-то пятнадцатого-шестнадцатого  марта».

Само Комсомольское штурмовали более десяти дней. Несмотря на то, что каждый день отряд терял бойцов, он снова кружил по селу, охотясь за боевиками, продолжавшими совершенно бессмысленное самоистребление. В «Тайфуне» погибли еще два офицера: Александр Тихомиров и Андрей Захаров. А когда 21 марта боевые действия прекратились, за работу принялись отряды МЧС. По данным спасателей, в Комсомольском было найдено полторы тысячи трупов боевиков.

Еще в госпитале Николаю Евтуху однополчане вручили «краповый берет».

23 февраля 2015 года. Концертный зал «Барвиха Luxury Village». Презентация Международного марша ветеранов всех войн. Церемония вручения почетного ордена «Боевое Братство» за номером 1. Непростая награда и вручать ее будут нечасто. В комиссии — ветераны многих войн, в списках номинантов — много достойных. Но выбор сделан. Первый символ признания особых заслуг перед боевым братством Герой Советского Союза, генерал-полковник Валерий Востротин вручает майору запаса спецназа Минюста Николаю Евтуху. «Определяя первого номинанта ордена, мы решили, Николай, вручить его тебе. Ты — представитель нашего лучшего поколения. За тобой стоят твои бойцы, твои учителя, твои родные».

А еще это награда за его тяжелый путь по дорогам войны. За те три дня «Тайфуна» в селе Комсомольском и последний бой восьмого марта, в котором он так хотел спасти друга. И вообще за все, что он сделал. И своим и чужим.

 

15

 

 Фото: Виталий Рагулин, интернет
В материале использованы фрагменты интервью Николая Евтуха и Алексея Махотина Сергею Галицкому и его интервью Раяну Фарухшин